***

Охотница, медленно вырисовывая тонкой веточкой на песке берега замысловатый узор, напевала любимую мелодию. Вообще в последнее время она много пела, пытаясь понять, хочет ли она связывать с этим свою жизнь, или лучше еще подумать… А вдруг у нее не получится? 

Она провела ладонью по волосам, непривычно и резко ощутив звенящую пустоту на середине движения. Вот и все. Она безродная. Сожаления, раскаяния или грусти не было, Ловчая помнила все грешки своего рода и была искренне рада вычеркнуть свое имя из него. Теперь пути назад нет… Закрыв глаза, она откинулась на влажный песок берега. Небо, такое чистое и свежее, всегда очаровывало ее. Заставляло мечтать...

Как все будет теперь? Она больше не сможет искать помощи или поддержки у бывшего дома. Хотя, чего греха таить, они и раньше не спешили помочь нерадивой дочери. Ее предали в самом начале… Когда вручили в руки Доша, обрекая на существование в такой форме. Если бы не ее природное упрямство, везение и помощь Азурбана, она бы не выжила или была просто одной из тех ведомых убийц. 

Злыдень, нервно встряхнувшись, пару раз мотнул головой задумавшейся хозяйке. 

— Наперегонки? До Сая. Кто первый, тому все вкусняшки и порцию почесывания за ушком! — она вскочила на ноги, озорно поглядывая на разумного немертвого. Нежитью назвать его язык не поворачивался: он явно был живее всех живых. Но при этом был безусловно мертв. Вот и отгадай, что же они натворили, поднимая убиенный труп коня-мутанта. 

Тот, чувствуя скорую гонку, загарцевал на месте, ликуя всем своим существом. Усмехнувшись, Ловчая раскрыла белоснежные крылья...

Падая почти на грани, она успела понять, что крыльев больше нет. Вообще… И никогда не будет. Кто не в стае — тот не летает… Рухнув на песок, не в силах даже заскулить от боли, она чувствовала, как льется по спине горячая кровь из развороченных ран, как сходит с ума Злыдень, не зная, что ему делать и где неведомый враг...

Это было странно, но ужасная боль отступила на задний план, забрав с собой все, кроме понимания. Она безродная. И крылья не вернуть… Они и были той меткой рода, которую Охотница собственными руками позволила стереть, собственными руками обрезала волосы и прошлое… И горячая кровь смешивается с песком, превращая его из золота в грязь и черноту. 

Сай расстроится… Он любил в ней эту черту. Или ее в этой черте?.. Не успев развить эту мысль, Рин все же потеряла сознание, так и не осознав, как ей прекратить этот ужас. Впервые забытье встретило ее так мягко и ласково, давая укрытые от кошмара реальности. И Рин была благодарна за это, где-то внутри надеясь, что Злыдень приведет кого-нибудь на помощь..

Обсудить у себя 2