***

Ловчая не спала.

За окном бушевала пурга, заставляя последних припозднившихся людей нырять в коробочки квартир и домов, наивно палагая, что стены сохранят их тепло. Холод, снег, темнота, ветер… Все это заставляло ее морщиться и комкать странные очертания людей на бумаге. Карандаши ломались в тонких пальцах… Что-то внутри нее неудержимо рвалось, требовало выхода на бумагу или в работу — она бросала все силы на то, чтобы заработать деньги в кротчайшие сроки. Пусть даже в ущерб всему остальному. 

Она много думала. Очень многое изменилось в ее жизни, еще больше должно было измениться впереди. Почему все всегда так? Неужели она не умеет, просто не умеет жить по-другому? В это проще всего поверить. Но верить — не значит знать правду...

Аво возник из ниоткуда. Хранитель знал, что Рин не доверяет ему так, как раньше, но не обижался. Было бы глупо полагать, что девчонка будет и дальше закрывать глаза на его жизнь и делишки, поэтому холодное общение было все же лучше, чем попытка вывести из игры. 

— Сегодня тебя будут ждать...

— Кто на этот раз?

Демон замялся. Это мгновение не ускользнуло от внимательного и цепкого взгляда девушки. 

— Ты не можешь сказать. Значит, ничего хорошего меня там не ждет...

— Сказать — не могу. Но запомни хорошо, сегодняшней ночью тебе стоит выглядеть так, как тебя обязывает твое происхождение. 

Охотница, усмехнувшись, раскрыла крылья, заставляя Аво поморщиться. Было видно, насколько неприятно напоминание о своевольном поступке его подопечной… Она всегда была не такой, какой он хотел бы ее видеть. Или… А может, он с самого начала надеялся, что вот-вот этот волчонок наберется сил и отнимет его себе? Ведь было бы так легко...

— Ты прекрасно знаешь, что я не об этом. Формально, ты — Глава ковена. Можешь расшибаться головой о стену, но они тебя достанут. 

— Мне противна даже мысль об этом клоповнике. Пускай грызуться между собой, а вот втягивать в это мою семью не смейте. 

— Ты уже обзавелась семьей? Поразительная отвага, граничащая со слабоумием. Ты прекрасно знаешь, что надолго рядом с тобой никто задерживаться не станет. Ты не заслуживаешь этого… Любить тебя нельзя. Это невозможно и даже я нахожусь с тобой лишь потому, что...

— … тебе приказано делать это.

Рин, вопреки ожиданиям Аво, не кинулась на него с обещаниями развоплотить. Не расплакалась и не дала понять, что это ее задело… Она просто смотрела… Тогда почему ему так не по себе, словно бы прижался к огромному куску льда?...

— Приказано. Не отрицаю.

— И поэтому ты так старался прорваться ко мне, когда я заканчивала ритуал. Чтобы я не отказалась от рода, верно? Чтобы и дальше продолжалось это. Тебе удобно и легко, хранитель, ведь я надежно скована. Была… А что теперь? Я прекрасно понимаю, кто докладывает совету о всех изменениях, произошедших со мной. Тебе стало труднее контролировать меня, демон. И это тебя нервирует...

— Я не прошу тебя доверять или что-то такое. Просто позволь мне раз подготовить тебя… Я слышу, как уже несколько дней тебя настойчиво зовут. Да и ты слышишь это… Разве что сил не хватает у зова для переброса тебя. Предлагаю… ответить на него. 

Рин встрепетнулась, моментально принимая вид разъяренной лесной кошки. 

— Я совсем дура или где?! Готова дать руку на отсечение, богатство Энвартеума выдал именно ТЫ. Ты знал, как я вкладывала в безжизненную после всплеска некроса землю бесчисленное количество силы. Ты знал, что весь мир настолько пронизан силой, что он живой! Им ведь не деньги нужны, Аво, а сила… Чистая, незамутненная! Та, которую нельзя запереть в кольцо или вытянуть из крови. Она просто есть как данное… И сейчас ты...

— Там тебе не будет угрожать опасность. 

— Сам знаешь, что не верю. 

— Даже не сомневаюсь… Просто пойми, я прошу тебя всего один раз откликнуться на зов не растрепанной и лохматой колючкой, а… Ты занимаешь место Азурбана, изволь соответствовать! 

При упоминании отца Ловчая потеряла контроль над эмоциями. Молниеносно вскочив, она подняла Аво за воротник рубашки, ощутимо встряхнув. 

— Ты думаешшшшь, я хотела этого?! Думаешь, я жаждала его силы?! Он был первым настоящим членом моей семьи! Я бы всю силу до капли отдала, чтобы его вернуть, но не мне решать...

Спорить Аво не решился. Вся его сумасбродная безбашенность как-то сошла на нет, когда Охотница впервые открыла в себе свой потенциал. Он предпочитал уйти, туда, где он должен был быть. Тень Изнанки послушно приняла демона в свои обьятия, оставляя Ловчую в одиночестве. 

Пожалуй, Аво был прав… Настойчивый свербеж в затылке правда был ощутим уже давно. Это не был призыв, печать все же воспринимается не так. Но это был Зов. Настоящий, искренний… Возможно, все же... 

Соответствовать, значит?..

***

Анда методично царапала обломанными ногтями каменный пол., пытаясь удержать в голове мысли. Она понимала, что обречена. Из застенок совета мало кто выходил прежним или не выходил вовсе: всегда это была смерть личности. 

Как все это началось, она помнила плохо. Объявление о ее помолвке с одним из бесконечных «женихов», категоричный отказ семьи отменить свадьбу, попытка бегства… Вкус чужой крови на губах и широкая вязь брачной татуировки, оплетающая левое запястье. А потом… Потом нестерпимая боль насильного и неправильного обращения, затхлый воздух подвала. «Nebula». Особо ярко в память врезалась улыбка предателя, бессильная ярость и всего одно короткое слово, определяющее  для нее всю жизнь с самого момента появления в серых стенах. Она понимала, что выжить не получится. Поэтому просто день за днем, цепляясь за жизнь, просила у богов шанса отомстить. 

Дроу учат терпеть все, даже чуть больше… Но Анда понимала, что верить в хорошее не получится. «Я отомщу… Обязательно...» — эта мысль мелькнула обрывком ледяного ветра, заставляя снова упрямо сжать зубы. И впервые в жизни позорно разрыдалась, баюкая душевные раны.

Возможно, из-за этого она и упустила момент, когда в звенящей темноте распахнулась Изнанка. Анда была готова поклясться, что из нее в сумрак комнаты вышло что-то, что ни в коем случае нельзя пускать сюда.

— Значит, меня звала ты?.. — тихий голос заставил девушку вздрогнуть от холода. Шелестящий, рокочущий, обволакивающий израненный разум… Ответить у нее не получалось, она как завороженная глядела на гостью ее камеры. 

Высокая, невообразимо хрупкая, с в церемониальных одеждах адептов Хаоса — тех, что был вырезан под корень за неоправданную жестокость... 

— Хочешь отомстить им, правильно? Это ведь ты звала меня, дроу.. 

Анда кивнула, заставляя себя опереться руками в пол и глядеть в глаза адептке. Что-то в ней было неправильным, внушающим непонятный страх… Вопреки ожиданиям, та улыбнулась. Анда быа готова поклясться, что это демон — никто другой не может выживать в изнанке, никто больше не может предложить ей сделку вроде этой...

Улыбкка существа вышла жуткой и неестественной. Холодная, расчетливая... 

Она положила тонкую ладонь на лоб Анды и на мгновение закрыла глаза, с жадностью вгрызаясь в память пленницы. Та не сопротивлялась, позволяя просмотреть все, что она когда-то пережила. Дом, помолвка, предательство, совет...

— Ты умираешшшь… Должна была прийти не я.

— Знаю. Хочу отомстить... 

Существо прищурилось, задумчиво глядя на следы многочисленных уколов, уродующие руки собеседницы, на сертритовые оковы… О, как все было знакомо! 

— Я не могу вмешаться в это напрямую. Но… Я могу дать тебе силы для мести. Ты вольна поступить так, как сочтешь нужным, когда я выпущу тебя отсюда. Но у меня одно условие… Ты уйдешь следом за мной. Дашь клятву абсолютной преданности тому месту, куда я приведу тебя. Попытаешься предать меня — умрешь мгновенно. Знаешь ведь, что случилось однажды с большинством учеников совета?...

Анда кивнула. Она была готова отдать все, что попросит эта девушка, только бы добраться до тех, кто… Если после этого она станет должницей Существа, так тому и быть.

— Знаю… Согласна. Я должна избавиться от этого! — она вытянула руку, демонстрируя покрытую рваными ранами руку, на которой виднелись клочья обручальной татуировки ритуала. С каким остервенелым отчаянием она рвала кожу осколком камня, пытаясь вырвать из себя эту дрянь, напоминающую о случившемся... 

Гостья зажгла в ладони пульсар и Анда, наконец, смогла рассмотреть ее. Девушка… Молодая, даже можно было назвать ее симпатичной, если бы только в ее глазах не мелькали вихри первозданного хаоса. 

— Ты знаешь, кто я?..

Анда мотнула головой. Что-то подсказывало, что сущес… гостья слишком опасна, чтобы лгать ей, но слишком надежна, чтобы осме литься ей не доверять. 

— Я Тенью Шагающая… Ты согласна заключить со мной сделку? Запомни, одно лишь решение предать меня, мой мир или его жителей будет караться мгновенной смертью... 

— Согласна.

— Да будет так! 

Тенью Шагающая оскалилась, положила ладони на плечи Анды и позволила силе темным потоком накрыть новую жертву. Дроу видела, как глаза гостьи затягивает абсолютная чернота, как она течет по ее венам, артериям… Как просвечивает сквозь кожу..

А потом ее саму накрыла волна чистой ненависти, ярости и безумия. Словно через измученное тело пропустили электрический разряд, раны затягивались с бешеной скоростью, наполнялся такой скромный по общим меркам резерв... 

Анда с благодарностью приняла из рук богини изогнутый нож. Она знала, где находятся те, кто… Дверь открылась сама собой. Да начнется игра... 

Тенью Шагающая с равнодушной улыбкой наблюдала за тем, как последний из опрометчивых бестиологов, работающих на совет, умирает со вспоротым горлом. Получив свободу, последний из экспериментов совета закончит все их попытки… Девушка была чуть старше нее, но обладала тем же безумным желанием вырвать эту гниль из людей вместе с жизнью. Вины за подаренные силы она не испытывала. В памяти Анды, или, как правильнее, Аманды, слишком живы были моменты откровенных издевательств над подвернувшейся под руку девушкой. 

Возможно, открой Азурбан для нее тогда дверь, она точно так же бросилась бы на своих мучителей.. 

Когда пьянящий эффект полученных сил схлынул, Анда без сил опустилась на кафельный пол. Она смотрела на грязные кровавые разводы, на тонкий нож из странного металла, на лицо своей спасительницы... 

В темноте «клетки» она приняла гостью то-ли за демона, то-ли тварь пострашнее… Но сейчас, в холодном и ярком свете лаборатории, она наконец узнала ее. Тенью Шагающая, первая, кто смог сбежать отсюда собой. В ней неумолимо изменилось все.

Брезгливо стряхнув с себя кровь вперемешку с грязью, Аманда оглядела себя. Никто не утруждал себя выдачей одежды пленницы. Зачем? Ведь все равно впереди новые операции… Стыдиться своей наготы она не умела. Бессмысленно… Ловчая все равно протянула ей плащ, сняв его со своих плеч.

— Пойдем, Аманда… Свою часть сделки я выполнила. 

— Не совсем.

Дроу протянула вперед руку, демонстрируя абсолютно восстанивившуюся татуировку. Хмыкнув себе под нос, Охотница положила ладонь на тонкий рисунок, искажая его… На глазах изумленной Анды татуировка менялась, становясь причудливым плетением дымки и изумрудных побегов. Где-то мелькали контуры обета… Преданность, связь… С такой легкостью она меняла, казалось бы, нерушимую печать на ту, что нужна была ей. На ту, что гарантировала преданность дроу. 

— Я не могу привести тебя в другой мир сразу. Уровень доверия не тот… Для начала тебе предстоит встретиться с… Хм, его создателем. 

— По рукам. 

Анда пожала протянутую руку Охотницы и шагнула в портал следом за ней. Впервые за несколько недель она была совершенно спокойна...

Обсудить у себя 1